Тенденции в изучении иностранных языков

Заказать звонок
Закрыть
Укажите Ваш контактный телефон
Укажите Ваше имя
Я даю своё согласие на обработку моих персональных данных, в соответствии с Федеральным законом от 27.07.2006 года №152-ФЗ «О персональных данных», на условиях и для целей, определенных Политикой конфиденциальности.

Несмотря на финансовый кризис люди продолжают тратить деньги на изучение иностранных языков. Если звезды зажигают — значит это кому-нибудь нужно. В конце концов — если мечты о машине или квартире многим приходится откладывать в долгий ящик — то потратить двести-триста долларов в месяц на курсы пока еще не очень обременительно.

Эта статья написана в том числе и для таких людей. Конечно, она не претендует на исчерпывающий анализ современного рынка. Но полезно иногда попытаться охватить взглядом уже пройденный путь и поразмышлять о том, что может нас ожидать в ближайшем будущем.

Первые крупные школы появились в Москве в начале-середине девяностых. Конечно, «крупными» их можно назвать только с натяжкой. Типичная школа того времени состояла из одного-двух офисов в центре города и съемных площадей в школах и институтах на окраинах.

Больших вложений такой бизнес не требовал, но и доходов особенных не приносил. В условиях полного методического хаоса эти школы работали по «конвеерному» принципу: отток недовольных учеников компенсировался за счет широкой рекламы, а отток преподавателей — за счет нанимания голодных студентов.

Кстати говоря, большинство сетевых школ до сих пор так и работает. На этом фоне небольшие авторские школы (Китайгородская, Шехтер, Денис Рунов) смотрелись более чем привлекательно. Как показала практика, именно инновационность, оригинальность методики — единственный залог планомерного роста.

Сетевые школы-монстры держатся на плаву единственно за счет огромных инвестиций, а некогда маленькие «авторские» проекты все чаще наступают им на пятки.

Это связано, прежде всего, с изменением портрета «рядового потребителя». Если в девяностые «народ хавал» все, что ему давали, — то теперь люди подходят к выбору школы более требовательно.

И не только с точки зрения уровня сервиса, но и исходя из качества преподавания. Особенно хорошо это видно на истории развития в нашей стране т.н. «коммуникативного метода». В советское время все (или почти все) учили язык по-старинке, «традиционно». Ходили на МИДовские курсы. Учили наизусть диалоги. Зубрили слова.

О коммуникативном подходе, уже тогда использовавшемся Шехтером и Китайгородской, знали единицы. Но именно его в середине 90-х подняли на свои знамена новорожденные частные школы.

Проблема состояла только в том, что ни преподаватели, ни ученики не знали толком как же именно работает этот метод. Преподавателям давалась только одна инструкция: с учащимися нужно говорить.

Как говорить, о чем говорить, зачем говорить — этого не объяснялось. В результате получилась чистой воды профанация: коммуникативный подход стал синонимом лохотрона.

Сейчас ситуация начинает изменяться к лучшему (особенно в небольших школах). С одной стороны, учащиеся поняли, что неструктурированный треп на уроках совершенно бесполезен.

А с другой, методисты начали постепенно понимать, что коммуникативный метод — самый сложный из всех известных, что им может овладеть только по-настоящему талантливый преподаватель — и то только после специального тренинга.

Так что в целом качество образования за последние годы несколько улучшилось, а подозрение к «коммуникативному подходу» со стороны учащихся — уменьшилось. И это очень хорошо.

Одним из следствий возвращения доверия к «коммуникативу» стал тот факт, что групповое обучение все больше опережает по популярности обучение индивидуальное. В рамках коммуникативного подхода эффективнее заниматься именно в группе — и современные учащиеся постепенно это понимают.

Уроки проходят веселее, разговоры оказываются разнообразнее, а атмосфера в классе — более позитивной. Занятия «one-to-one» становятся прерогативой суперзанятых топ-менеджеров и скучающих домохозяек.

2013 - 2017 © Олимп
Создание сайта компания «Бихайв»